Гала-концерт к юбилею Светланы Адырхаевой

О событии

В Большом чествуют народную артистку СССР Светлану Адырхаеву, которая сейчас работает репетитором в Большом.

Сейчас она репетитор в Большом и отвечает за работу танцовщиц чрезвычайно разных — от томной, протяжной, излучающей какую-то ленивую грацию Анны Антоничевой, давно получившей балеринский статус и все главные роли, до нервной, неровной, остроугольной Екатерины Крысановой, что в балерины только рвется и партии только завоевывает.

Но ее ученицы, заучивая текст и шлифуя технику, ни в чем не повторяют свою учительницу, что бывает довольно редко.

Конечно, дело и в том, что «развернулась» страна: в шестидесятых, когда Адырхаева сама выходила на сцену, ее краской был Восток, теперь и артисты, и постановщики все больше интересуются Западом, и в том, что она не «давит» своих учениц, выращивает в них их самих, а не собственную реинкарнацию. В юбилейный вечер ее подопечные выйдут в ролях из репертуара Адырхаевой — и, если, как всегда водится в Большом, на экране сначала покажут ее записи, можно будет сравнить и индивидуальности, и эпохи.

Эпоха Адырхаевой равна эпохе Юрия Григоровича. Она пришла в театр чуть раньше — выпускницу Вагановской школы, немного поработавшую в Челябинске и отмеченную Галиной Улановой, пригласили в Большой на «Лебединое озеро», проба прошла на отлично, балерину взяли в труппу. Адырхаева и танцевала «Лебединое», истончая его восточными красками, будто предсказывая этому балету (в начале шестидесятых еще казавшемуся простодушной детской сказкой) перестановку, перетряску, сделанную Григоровичем редакцию, в которой от сказки остались лишь белые перья, а весь балет превратился в поэму предательства и его наказания.

Но главными ее балетами стали балеты именно григоровичские — две пламенные женщины, текучесть пластики и острота жеста. Римская гетера Эгина, помогающая полководцу Крассу победить восставших под предводительством Спартака рабов, и царица Мехменэ Бану, обменявшая собственную красоту на жизнь младшей сестры, чтобы затем та ухитрилась увести у царицы любимого человека. Краски Адырхаевой были торжественность и жертвенность, и прорывающаяся сквозь горделивую повадку адская страсть, такая, что выжигает пространство вокруг себя. Что унаследовали ученицы — увидим. Юбиляршу — поздравим непременно.