Дженни Хольцер "Like truth"

О событии

Знаменитая американская художница в новой роскошной галерее поведает нам о том, что мы не решались спросить у наших концептуалистов.

Фразу «He lies like truth» — «Он лжет правдоподобно» — произнес шекспировский Макбет, когда гонец принес известие о том, что «Бирнамский лес идет на Дунсинан». Дела в Москве и в самом деле продвигаются именно в этом направлении: гора идет к Магомету, в городе открывается первый филиал западной галереи первого эшелона.

Берлинский галерист Фолькер Диль давно уже «присматривается» к России — он входит в экспертный совет «Арт-Москвы», привозит к нам коллег-галеристов и коллекционеров, регулярно выставляет у себя русских художников. Московский филиал, открытый совместно с российским «Kira Foundation» в доме на Смоленской набережной, займет целых 600 кв. м, притом что в берлинской галерее Диля общая площадь метров всего 400. Стартует проект выставкой Дженни Хольцер, безусловной и безупречной звезды интернациональной художественной сцены.

Нельзя сказать, что столица РФ как-то обделена западным присутствием: много в этом направлении делают и ГЦСИ, и частные галереи. Однако пока что нам по большей части доставались или звезды несколько поблекшие, или гении художеств несколько коммерческого свойства, которых в хорошем музее современного искусства можно найти разве что в дальнем углу. Дженни Хольцер — суперзвезда самой первой величины, в музеях и на различных биеннале она неизменно стоит на самом видном месте. Хольцер два года назад уже не доехала до России: по разным причинам сорвался проект, который подразумевал лазерную проекцию дневников Павла Филонова на фасад Русского музея во время выставки этого великого мастера.

Родившаяся в 1950-м, Хольцер начинала во второй половине 70-х с текстуальной интервенции в городскую среду. Она расклеивала на стенах нью-йоркских домов листочки с так называемыми «Трюизмами» вроде «Свобода — это роскошь, а не необходимость». Удивительно похоже на продукцию монстров нашего родного концептуализма Дмитрия Александровича Пригова и Льва Рубинштейна. И вот эта незаметная, или лучше сказать (как Анатолий Осмоловский) «нонспектакулярная», деятельность привела Хольцер в 80-х на самую вершину художественной пирамиды — в Гуггенхайм, американский павильон на Венецианской биеннале и далее везде.

Помимо концептуальной изощренности, художница проявила мастерство и в жанре большой парадной инсталляции, недаром в свое время закончила одну из лучших дизайнерских школ в Род-Айленде. Невинные, несколько маргинальные концептуальные послания были конвертированы в роскошные и высокотехнологичные шоу с безупречно продуманным социальным пафосом. Вот и теперь, в самом месте силы, в двух шагах от Белого дома будет установлен 5-метровый, выстроенный из цветовых диодов «Монумент». По тонким полосам бегущей строкой будут транслироваться некие секретные правительственные документы. Проникнуть в тайный смысл этих мерцающих фраз вряд ли кому удастся, еще труднее будет понять, насколько они правдивы. А по стенам будут развешаны шелкографии, издалека похожие на наш доморощенный супрематизм, но при ближайшем рассмотрении оказывающиеся воспроизведениями реальных документов, над которыми поработал карандаш цензора. Все ясно, как простая гамма.