Периферийная империя

О книге

Борис Кагарлицкий излагает историю России с сугубо марксистских позиций. И при таком взгляде оказывается, что вся история нашей страны сводится к поискам наиболее удобных путей движения товаров и капитала.

Борис Кагарлицкий излагает историю России с сугубо марксистских позиций. И при таком взгляде оказывается, что вся история нашей страны сводится к поискам наиболее удобных путей движения товаров и капитала. Начинает он c утверждения, что почти мгновенное возникновение единой Киевской Руси в X веке из разрозненных племен было вызвано необходимостью обеспечить безопасность на торговом пути "из варяг в греки". Когда же в XIII веке Византия — конечная точка этого пути — стала приходить в упадок, а движение товаров переместилось в Балтику, Киевская Русь резко ослабла. И поэтому была разорена татаро-монголами. Именно так, а не наоборот.

Для автора эти полемические утверждения — не самоцель, а звенья в цепи доказательств тезиса, вынесенного в заголовок: Россия не хронически отстает от Запада, а просто издавна "встроена" в его периферию. Причем, увы, в качестве источника сырья. Сначала это были пушнина и воск для свечей, потом зерно (поэтому в XVII веке, когда оно стало товаром, Московия снова присоединила Украину с ее черноземом), потом — лес и пенька для парусников, сейчас — газ и нефть. А крепостничество XVIIIXIX веков — не пережиток феодализма, а необходимое условие участия России в мировой экономической системе, точно такое же, как рабство на американских плантациях.

Такой взгляд на русскую историю, мягко горя, притупляет желание ею гордиться. Но автор все время подчеркивает: почти на каждом этапе у России был шанс превратиться в самостоятельную державу. Сейчас — тоже. Вопрос в том, насколько быстро мы это поймем.

Спецпроект

Загружается, подождите ...