Золушка

О спектакле

Большой театр снова показывает нежную неоклассическую версию "Золушки". Сочинивший этот балет Юрий Посохов говорил, что спектакль посвящен композитору и его жене.

На заднике — звездное небо, на сцене — огромный метеорит. На метеорите живет Сказочник: сидит, перекладывает листочки рукописи. Он пишет "Золушку" - и девчонка, что прибирает маленькую планетку, гоняя метлой черное воронье, становится главной героиней его сочинения. Он отправляет ее на Землю — в сказку.

Сказочник загримирован под Сергея Прокофьева; перед премьерой сочинивший этот балет Юрий Посохов говорил, что спектакль посвящен композитору и его жене, их роману. Но кроме портретного грима на деле ничто не связывает спектакль с конкретными людьми — просто древний сюжет вписан в обновленную рамку. Всякий раз, когда Золушке требуется помощь феи (для получения приглашения на бал, например), ей помогает Сказочник, превращающийся то в летающего по небу почтальона, то в бального фрачника.

История течет по привычному, предписанному музыкой руслу: семейство собирается во дворец, к мачехиным дочкам приходит учитель танцев. Это — отличный спектакль в спектакле: зеркальный класс, балетный станок и две пухлые неуклюжие дурищи, пытающиеся воспроизвести движения манерного профи. Он точно воображает себя Нижинским, все складывает ручки над головой как Призрак розы, но старательно и безразлично повторяет комбинации — у него явно почасовая оплата. И далее балет полон обаятельных хохм — как хореографических, так и режиссерских (соавтором Посохова был режиссер Юрий Борисов). Когда Принц пускается на поиски Золушки, то, в совершеннейшем помрачении ума, он пытается примерить туфельку то Марлен Дитрих, то Марии Каллас. А в начале второго акта сверху спускают экран, на который транслируют крупный план из оркестровой ямы — жесты и гримасы дирижера неизменно веселят публику, привыкшую видеть лишь спину маэстро.

В начале августа эту новенькую "Золушку" (ее поставили в начале февраля, сыграли четыре раза и заморозили до лета) Большой театр везет на лондонские гастроли. У англичан есть своя версия сказки — древняя, любимая, сделанная Фредериком Аштоном. Сможет ли нежная неоклассическая версия соревноваться в умах англичан с пышным и саркастическим спектаклем сэра Аштона? Ну, в Штатах дарование Посохова уже оценили — в Сан-Франциско, где он, оставив Большой театр, танцевал двенадцать лет и в этом году закончил артистическую карьеру, ему предложили место штатного хореографа.