Отцы и дети - Фото №0
Отцы и дети - Фото №1
Отцы и дети - Фото №2
Отцы и дети - Фото №3
Отцы и дети - Фото №4
Отцы и дети - Фото №5
Отцы и дети - Фото №6
Отцы и дети - Фото №7
Отцы и дети - Фото №8
Отцы и дети - Фото №9
Отцы и дети - Фото №10
Time Out
15 июня, 19:00
Четверг
Московский театр-студия под руководством Олега Табакова («Табакерка»)
Чистые Пруды Тургеневская
Чаплыгина, 1а.
Купить билет
Автор
Иван Тургенев
Режиссер/Постановщик
Константин Богомолов

О спектакле

Один из самых востребованных московских режиссеров Константин Богомолов поставил жесткую историю на вечно актуальную тему конфликта поколений.

Собственно противостояние поколений для режиссера Константина Богомолова оказалось не так существенно, как игра со зрителями, которым все время приходится гадать: перед ними просто прикалываются или шуткой прикрывают нечто серьезное?

Начинается спектакль вполне традиционно: усадьба Кирсановых, длинный обеденный стол, накрытый белой скатертью. И вполне понятные характеры: чувствительный Николай Петрович Кирсанов (Виталий Егоров) с вязаньем в руках; его брат, надевший на себя «футляр», но неспособный скрыть рвущиеся наружу чувства и желания, Павел Кирсанов (Андрей Смоляков); «сочная» Фенечка (Яна Сексте), запутавшаяся между долгом и позывами молодого тела. В такой компании появляются «воинствующий хам» Базаров (Евгений Миллер) и младший Кирсанов (Андрей Фомин), для которого не так важны убеждения его друга, сколько сама возможность дружить с таким неправильным человеком. Наивный зритель думает, что ему покажут классическую версию «Отцов и детей», но не тут-то было…

Сверху спадают красные шторы, Одинцова, похожая на советскую приму, начинает открывать рот под оперную фонограмму, появляются безумная тетя в исполнении Аркадия Киселева, мальчик-арапчонок с кальяном — и все действие медленно, но верно катится к балагану. И уже непонятно, к чему советские песни, знакомые радиопозывные, дикторские комментарии происходящего, фрагменты «Смерти в Венеции» на белом занавесе, катание на коньках в финале. В течение трех часов режиссер Константин Богомолов искусно «жонглирует» перед глазами зрителей различными временными аллюзиями, ассоциациями, театральными стилями. В этом мельтешении начинает теряться даже лучшее, что есть в этом спектакле, — актерские работы. Был цельный характер — и вдруг режиссер решил пошутить, и трагедия человека оборачивается фарсом (как в случае «мультяшной» дуэли Кирсанова и Базарова). Но «шарики» продолжают летать перед глазами, гипнотизировать, а режиссер смотрит чуть свысока на персонажей и на зрителей, которые увлечены его игрой, и хитро улыбается…