Последние
Time Out

О спектакле

В Театре им. Н. В. Гоголя поставили самую неуместную в Год семьи пьесу Горького и поставили с такой же безжалостностью к героям, какую испытывал к ним Горький, закончивший пьесу в 1907-м.

Автор полемизировал не только с чеховскими «Тремя сестрами», где дочери военного были описаны как неприспособленные к жизни благородные существа, но и продолжал тему отцов и детей, начатую в более ранних «Мещанах». Горький был уверен, что грехи отцов перенимаются детьми и сама семья как социальный институт находится в глубоком кризисе.

Покушение на развратного, самовлюбленного полицмейстера Ивана Коломийцева (Андрей Алексеев) заставило жену его Софью (Светлана Брагарник) понять, что она своей молчаливой покорностью мужу погубила собственных детей: двое старших так же беспринципны и циничны, как отец, а двое младших так же наивны и беспомощны, как она сама. В спектакле Сергея Яшина над сценой свинцовыми облаками нависли шинели, а на сцене все — от столов до печек — явно покосилось. Постоянно гуляющие здесь сквозняки сносят не только мебель, они заставляют зловеще хлопать двери, предвещая появление кого-то, кто окончательно разрушит этот на ладан дышащий выстуженный мирок. С каждой новой сценой все яснее мысль: в семействе Коломийцева все заражены отцовским недугом, а Софья так же повинна в распространении заразы, как и ее муж. Однако неожиданно сентиментальный финал, где все обнимаются и затягивают «хочется жить и любить», выглядит режиссерским нежеланием быть беспощадным до конца.