Диана Вишнева: Красота в движении
Time Out

О спектакле

В Музыкальном театре - бенефис примы Мариинки Дианы Вишневой.

Прима Мариинки привозит свою программу в Москву через неделю после первого показа в Нью-Йорке — такие темпы возможны только для Вишневой. И такой выбор работ для бенефиса — три премьеры специально для нее поставленных балетов. Не выстраивание личного мавзолея — но отчаянный риск, на карту ставится репутация.

Конечно, за время своих странствий по лучшим сценам мира Вишнева перепробовала многое, и репертуар ее давно не ограничивается «Дон Кихотами» да «Жизелями». Но впервые она будет танцевать музыку, столь мало приспособленную для балета. «Лунный Пьеро» экспрессиониста Арнольда Шенберга — это несколько монологов, которые декламирует певица. То ли вопли, то ли песни, то ли разговоры-жалобы — и подчинять танцу эту нервную и надменную музыку (которая прозвучит вживую — есть и фортепиано, и певица) будет совсем не простым занятием. Но спектакль ставит худрук Большого балета Алексей Ратманский, умеющий укрощать самые пафосные партитуры, — а этой музыкой он по-настоящему увлечен.

Ратманский считает, что у «Лунного Пьеро» — невероятное настроение: 1912 год, уникальное время, связанное с русскими символистами и с Дягилевым, сияет в этой музыке. И самые восторженные слова хореограф находит для Дианы Вишневой: по его мнению, мариинская балерина «может быть на сцене мужчиной, женщиной, животным, воздухом и водой» — и это качество Ратманский использует в своей постановке.

Второй балет — «F.L.O.W» (For the Love of Women) — сочиняет Моисей Пендлтон, основатель театра Momix. Патриарх танцевальных шоу в своих спектаклях привычно убирает светом лица артистов, играет с тенями и проекциями — его постановки более всего напоминают классический «волшебный фонарь». Непростое испытание для балерины, привыкшей работать при полном свете. «F.L.O.W» состоит из трех частей, и каждая из них вдохновлена каким-либо художником. Пендлтон последовательно примеряет на Вишневу работы кубистов, «Нарцисса» Караваджо и вариации на тему современной моды (в последней обещано какое-то невероятное платье из прозрачных бус, сотворенное бродвейским дизайнером Майклом Карри).

И третья одноактовка, третий вызов, который балерина примет в этот вечер, — это дебют в мускулистой афроамериканской хореографии, «Three Point Turn». Лидер группы Complexions Дуайт Роден ставит балет на музыку, сочиненную специально для этого случая Давидом Розенблаттом, — вся она воспроизводится только на ударных инструментах. Под стук и грохот Диана Вишнева будет выяснять отношения с премьером труппы Десмондом Ричардсоном. Все это вместе — «Красота в движении». И это тот редкий случай, когда название вечера на сто процентов соответствует его содержанию.